Мать завещала все имущество соседке вместо сына

Отсутствие внимания единственного сына сыграло ему плохую службу – парень почти полностью лишился причитавшегося ему наследства.

Наследственные правоотношения часто превращаются в настоящую битву между наследниками, но бывает и так, что никакой битвы и нет – есть только один удар, четкий и выверенный.

За консультацией к юристам обратился Александра У., проживающий на Дальнем Востоке, мать которого переписала все свое имущество на совершенно постороннего человека – соседку из соседнего дома.

Юристы проанализировали ситуацию, пытаясь найти зацепки для оспаривания завещания, и установили вот что.

Мама, я не могу!

Мать Александра – Мария Петровна проживала в Подмосковье. В 69 лет у женщины начались проблемы со здоровьем, и она предложила сыну вместе с семьей переехать к ней поближе. Мол, и климат лучше, и детям куда полезнее, чем в постоянном холоде.

Но Александр был не готов к такому рывку – по месту работы он ждал получения субсидии на покупку жилья, работать оставалось еще года три минимум. Мать предложила купить им жилье – благо, что средства позволяли, оставшиеся в наследство от покойного мужа, но сын опять отказался.

Слово за слово – они разругались и в дальнейшем поддерживали лишь формальные отношения. 3-4 звонка в месяц и то звонила лишь мать, сообщала о новых и новых проблемах. Операция. Онкология. Снова операция. Небольшой инсульт.

Сын сочувствовал и отговаривался – мол, деньги есть, найми сиделку, помощнику, могу еще прислать. Приехать не могу, извини.

Приехал один раз – в 2017 году, на два дня. И то проездом – по каким-то очень важным вопросам в столицу по работе, но утверждал, что согласился на поездку из-за матери.

Уже тогда Александр заметил, что от матери не вылезает соседка – ровесница Александра, 33-летняя Марина – мать-одиночка, тянувшая жизнь с двумя детьми. Мать поясняла, что у них бартер – она с детьми Марины сидит частенько, а та ей по хозяйству помогает, свозить готова всегда куда следует, ну и в таком духе.

Александр намекнул, что приплачивать бы ей чуть-чуть не мешало за хлопоты, но порадовался за мать – все хорошо и ладно.

В 2018 году здоровье окончательно рассыпалось, мать фактически стала лежачей. Выбраться к ней сын вновь не смог, ухаживала за старушкой соседка – мать просто платила ей всю пенсию, благо что доходов от процентов по счетам хватало на все остальное.

Надумаешь умирать — позвони

В декабре 2018 года Марина позвонила Александру и попросила приезжать — мать может не дожить до Нового года. Он все тянул, тянул время. Но к концу декабря вроде отпустило, поездка отменилась. Попросив держать в курсе событий, он остался дома.

Еще такие «ложные тревоги» были несколько раз. Врачи говорили, что всякое ухудшение может стать фатальным. Состояние Марии Петровны резко ухудшалось, она просила увидеть сына, но потом вроде бы угроза миновала. Предлагал денег на билет, мол, если нет – я оплачу! Приезжайте семьей, хоть на неделю!

Сын стал раздражаться на такие звонки, в последней беседе даже накричал на мать, что у него своих проблем полно (как раз начались проблемы с работой), вот, мол, надумаешь помирать взаправду – звони, примчится.

В марте 2019 года Мария Петровна «надумала» и тихо умерла, так и не попрощавшись с Александром. Ради него отложили похороны на двое суток и он приехал уже буквально к «выносу тела». По стечению обстоятельств, почти сразу после смерти матери у Александра начались критичные проблемы на работе, после чего  ему пришлось увольняться и возвращаться с семьей в Москву. Но он не печалился – ведь его ждало приличное наследство от матери….

Наследство не тебе!

Мария Петровна оставила королевский подарок Марине – свой дом, однокомнатную квартиру в Москве и 3 млн. денег на счетах. Александру достался лишь старый отцовский УАЗ, стоявший десять лет в гараже, и около 1 млн. рублей на счете.

Свою волю Мария Петровна не только изложила в завещании, но и расписала в письме к сыну, где извинилась перед ним и пропитанным грустью текстом отмечала, что ему деньги и имущество не нужно – вон он как трудится в поте лица, а вот Марине, положившей на нее пару лет жизни, оно не помешает.

Сказать, что Александр был в ярости – ничего не сказать. Он грозил Марине судом, уголовной ответственностью, упрекал в том, что она способствовала скорейшей смерти матери, что очевидно было неправдой.

Юристы бессильны. Это вопрос морали, а не права

Проанализировав ситуацию, наши юристы пришли к выводу, что даже малейших зацепок для оспаривания завещания нет.  Оснований для признания Александра претендентом на обязательную долю в наследстве – тоже.

Посудиться для создания видимости помощи можно, но Александру сразу честно все объяснили – шансов нет. Нотариус выезжал в больницу, где на тот момент находилась Мария Петровна, консультировался с ее врачом, приглашали даже психиатра – чтобы исключить малейшие сомнения в ее вменяемости.

Навстречу ему пошла Марина – предложила дешево продать квартиру. Однушку Александр купил всего за 1.8 млн. рублей, отдав унаследованные деньги и взяв кредит.

В данном случае ничего в правовом плане добавить нельзя: наследодатель определилась со своей волей так, как посчитала нужным. В этом и было ее право!

Если вам нужна помощь юристов по наследству – задайте свой вопрос в форме ниже или закажите обратный звонок.

Понравилась статья? Подписывайтесь на нашу ленту в Яндекс.Дзен, чтобы не пропустить новые интересные материалы!

Нужна консультация адвоката или юридическая услуга? Звоните!
Задать вопрос или заказать обратный звонок можно ниже

Николай Константинович
Опытный автоюрист, осуществляющий консультирование и защиту прав автовладельцев по различного рода ситуациям в том числе жертвам ДТП и страховых компаний.